• Архив номеров
  • Погода в Абакане:
  • знач. изм.
    EUR USD 19/07 36.18 0.1937
    EUR EUR 19/07 49.58 0.5674

Архив

Последние комментарии

Новые темы форума

Объявления

Партнеры

Вопрос-ответ

Двум другим известным соединениям, которые тоже постоянно участвуют в параде на Красной площади - гвардейскому танковому Кантемировскому и гвардейскому мотострелковому Таманскому, - министр обороны накануне Дня Победы вернул прежнюю структуру и почетные наименования.
Закончился Парад пролетом шести самолетов Су-25, раскрасивших чистое небо над Москвой цветами российского флага. подробнее

Добавить вопрос

Имя
E-mail
Вопрос:
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Отправить

    «Детства у меня не было, старость подкосил пожар»

    2016.05.06 0
    «Детства у меня не было, старость подкосил пожар»

    Когда началась Великая Отечественная война, труженице тыла Зинаиде Петровне Игнатьевой шел 11-ый год. «О детстве обычно не хочется говорить, потому что его, считай, не было», – вздыхает собеседница и, тем не менее, начинает неторопливый рассказ о суровых буднях военного времени, когда работали, не покладая рук, и днем и ночью.

    «Я родилась в селе Сорокино Краснотуранского района Красноярского края, где тогда был колхоз имени Свободы. Когда началась война, подростков стали отправлять пропалывать пшеницу за 15 километров от села. Несмотря на сильную жару, каждый должен был обработать свой участок от осота, при этом ни у кого не было перчаток и обуви. Хлеба подросткам не давали, отваривали в воде галушки, заведенные опять же на простой воде без яиц, соды и прочего». За прополкой, как известно, следует уборочная страда. Школьники и тут не оставались в стороне – шли за комбайнами среди невыносимой пыли с завязанными платками лицами, собирали солому. А учились ребятишки зимой, не забывая помогать уборщице таскать дрова и топить печь в школе.
    «Когда стали постарше, стали отправлять на подтоварник. Там шла подработка хлеба. После сотрировки он обрабатывался на первый раз. На второй шел через клейтон, механизм с решетками, который нужно было вращать вдвоем. Один насыпает, один отгребает, и еще двое убирают чистое зерно в мешки. По вечерам работали на колхозной сушилке».
    В военное время нельзя было по лесам собирать грибы, ягоды, нужно было работать в колхозе. Чтобы заготовить соленья-варенья, вставали в три часа ночи и шли в бор за 10 км от дома. «Бывало, еще ходили в поле оставшиеся после жатвы колоски собирать, но если объезщик увидит, побьет. Поэтому держались ближе к лесу, чтоб вовремя спрятаться».
    Особенно тяжело было многодетным женщинам, у которых мужья на фронт ушли. Некоторые работали на заготовке зерна. «Там на выходе проверяли, чтоб никто себе в карманы зерна не набрал. А куда денешься, когда семью кормить надо? За карман хлеба давали срок 10 лет. До сих пор не могу забыть, как в школе у нас был суд. Нескольких женщин осудили, а у каждой по 5-6 детей. Ребятишки плакали, хватались за матерей, а их отталкивали. При этом никого тогда в детдом не отправляли, каждый выживал, как мог».
    В Сорокино была страшная засуха – хлеб не родился, а колорадский жук поел все овощи. «У нас дома было 15 соток картофеля и в поле еще 40 соток. 40 ведер посадили – столько же накопали. Страшно голодали. Единственная корова молока давала мало. А ведь надо было сдать 280 литров молока, 150 яиц, две овечьих шкуры и мясо в пользу фронта. Получалось после дойки нам даже по стакану молока не оставалось. В голодное время мама буренку запрягала и ехала за 80 км выменивать вещи на еду.
    До войны у нас было много хлеба. Чтобы купить какие-нибудь вещи, надо было сдать хлеб. И вот перед войной мама с папой нагрузили полную телегу и поехали, оставили зерна только на пару месяцев, в августе собирались новый урожай снять. Привезли с мены много рулонов всякой ткани: джисовой, сатина, батиста, атласа, ситца, мама собиралась всех нас обшить. Это был апрель 1941 года. Потом все это богатство пришлось возить в места, где дожди шли, и картофель уродился. Двое суток туда, столько же обратно. Таким образом выменивали все подряд: и посуду, и стулья, и кухонную утварь. Помню, было у нас большое высокое зеркало, его отдали за два стакана крупы».
    К 1942-ому году семья Зинаиды Петровны увеличилась, из Красноярска в Сорокино приехала семья одного из братьев, ушедшего на фронт: маленький ребенок, жена и две ее сестры. «3 февраля 1942 года пришла похоронка на одного брата, а 8 марта – на второго. От третьего не было вестей 8 месяцев, он семнадцатилетним ушел на фронт. Вернулся израненым, на костылях, на лице большая рана, одна рука не двигается – шесть ранений и еще осколки в легком. В апреле 1942 года умер маленький сын одного из братьев, а в августе – тетя. Так, за год в нашей семье 4 человека ушло из жизни. Не представляю, как мама смогла все это выдержать. Нам нельзя было руки опускать, надо было трудиться».
    В 1944-45 годах Зинаида Петровна работала нянечкой в колхозе. В коллективе была самая молодая, всего лишь 14 лет от роду. Белила, полы мыла, за детишками ухаживала, любила песни запевать. Когда объявили окончание войны, все сотрудницы убежали праздновать, а ее в яслях оставили. Признается, до сих пор обидно, что не была тогда на площади со всеми.
    В 1947-ом из-за голода были вынуждены уехать из Сорокино. Приехали в Игарку, а туда как раз в тот год не завезли продуктов. Так что деньги с продажи прежнего дома ушли на пропитание. Хлеба получали строго одну булку на семью, картофеля не было, крупы давали совсем чуть-чуть. Тогда умер отец Зинаиды Петровны. У мамы из-за климата стало плохо со здоровьем. «После смерти папы я устроилась в лесокомбинат рабочим. Детей тогда направляли вагонку укладывать, а меня – бревна шестиметровые. Дело было зимой, так что приток Енисея Медвежий лог застыл, и там по лотку с 3-4- метровой высоты спускали бревна. Мне нужно было их крючком подцепить и уложить. Такая работа шла днем, а вечером с друзьями ходили учиться на мичманов, загружать пароходы».
    После двух лет жизни в Игарке семья вернулась в Сорокино. Жили, где придется, по квартирам, нанимались к людям работать. Позже купили небольшую избушку. Днем часов до пяти трудились на так называемой «обычной» работе, по вечерам и ночам каждый был обязан отработать 8 часов в колхозе без оплаты, пайка или начисления трудодней. «Я пошла работать на зерносклад весовщиком. После 4 месяцев нас стали сокращать, тем, кто хотел остаться, предложили работу грузчиков. У меня выбора не было. Из колхоза приходила машина с зерном, мешки были по 40, 55, 70 килограмм. Ставят тебе такой мешок на плечи, и идешь с ним в гору к сушилке – иной раз дойдешь, а другой – упадешь. Заработок был невелик, получишь 250 рублей – на них же и купишь булку хлеба, он тогда дорогой был. Иной раз можно было всего буханку в месяц себе позволить. Три года была грузчиком, потом позвали на маслобазу лаборантом. Хоть у меня и было образование всего 7 классов, знакомая обещала научить всему».
    После замужества Зинаида Петровна перебралась с мужем в Хакасию. Несколько лет переезжали с места на место, в Шира обосновались в 1959 году. В мирное время довелось работать в магазинах, в пенсионном фонде, в милиции … всякому труду обучилась.
    «Когда у власти был Ельцин, меня наградили медалью «За доблестный труд», при этом стаж засчитали с 12 лет. Потом была череда юбилейных медалей. 5 марта прошлого года получила к 70-летию Победы, а в апреле все это сгорело».
    Когда случился пожар, Зинаида Петровна была в санатории в Черногорске, это ее и спасло. Правда, лечение пошло насмарку, когда пришла весть о трагедии. 24 апреля вернулась к пепелищу. Жила, как и многие погорельцы, на курорте «Озеро Шира». «Деда, с которым жила, из огня спасатели вытащили. Он-то кое-что и взял для меня из гуманитарной помощи. Я, когда вернулась, даже и не думала о вещах, и телевизор не хотела смотреть, сильная апатия была, словно жизнь вся закончилась. Трудно было это пережить. В комнате со мной, бывало, допоздна знакомая сидела, Тамара Приказчикова, все убеждала, что не надо сильно убиваться и расстраиваться».
    В новый дом Зинаида Петровна с сыном переехали 21 ноября прошлого года. Перезимовали спокойно. Только один раз потолок на кухне стал протекать, но все это быстро подремонтировали. Весной талая вода от соседей пошла во двор: строители посадили дом на 45 см ниже, чем нужно. «Теперь сын будет копать канаву, цементировать ее, чтоб отводить воду. Баню сами поставили, небольшую, но уютную с прихожей и парилкой. Во время стройки вся тяжелая техника через наш огород шла, не знаю, сможет ли трактор пропахать утрамбованную землю. Планировка комнат стала непривычной, но, тем не менее, обживаемся помаленьку. Все же нам построили неплохой дом лучше».
    Вероника ЧЕБОТАРЬ

    Рубрики:

    Номер:

  • распечатать
  • отправить другу
  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить
Топ статей

Читаемые:

Популярные:

Комментируемые:

Новости

Фотогалерея

Каталог предприятий

    раскрыть списокскрыть список

    Голосование

    Кто выйдет в финал лиги чемпионов?