• Архив номеров
  • Погода в Абакане:
  • знач. изм.
    EUR USD 22/09 36.18 0.1937
    EUR EUR 22/09 49.58 0.5674

Архив

Последние комментарии

Новые темы форума

Объявления

Партнеры

Вопрос-ответ

Двум другим известным соединениям, которые тоже постоянно участвуют в параде на Красной площади - гвардейскому танковому Кантемировскому и гвардейскому мотострелковому Таманскому, - министр обороны накануне Дня Победы вернул прежнюю структуру и почетные наименования.
Закончился Парад пролетом шести самолетов Су-25, раскрасивших чистое небо над Москвой цветами российского флага. подробнее

Добавить вопрос

Имя
E-mail
Вопрос:
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Отправить

    Два памятных боя

    2016.05.06 0
    Два памятных боя

    «Коммунисты, вперед!». Эти слова – не просто строка из известного стихотворения, а сущность жизни каждого члена КПСС. Быть впереди, быть, где труднее – священный долг коммунистов. Его правомерность подтверждена всей историей Советского государства, советским образом жизни.
    В июне 1941 года я работал заведующим организационным отделом Дзержинского райкома КПСС. И вот – 22 июня. Война! Только в этот день я снял с партийного учета 273 коммуниста, ушедших на фронт. На второй – ехал сам к месту, где формировался 191-й отдельный лыжный разведывательный истребительный батальон из сибиряков.
    В этот батальон был особо тщательный отбор, так как действовать ему предстояло за линией фронта, на территории, занятой противником. Задачи – повреждение коммуникаций, связи, взрывы автомобильных и железнодорожных мостов, нападение и уничтожение штабов противника, захват и доставка «языков», взрывы складов с боеприпасами.
    760 человек бойцов и командиров вошло в состав нашего отдельного разведывательного батальона. Мы были оснащены всеми видами стрелкового оружия последнего образца, имели снайперов, минеров, подрывников, связистов.
    За годы войны всему составу батальона не раз приходилось переносить невероятно тяжелые условия: передвигаться по глубокому снегу в сильные морозы, быстрым маршем уходить из вражеского тыла лесами, неся на себе раненых, вести затяжные бои с превосходящими силами противника, выходить из окружения... Но я хочу рассказать всего лишь о двух боях, которые мне запомнились на всю жизнь. 8 ноября 1941 года после кровопролитных боев советские войска оставили город Тихвин, что создало серьезную угрозу снабжения Ленинграда. «Тихвин должен быть взят во что бы то ни стало» – таков приказ Ставки Верховного Главнокомандования. И вот к передней линии вплотную, эшелон за эшелоном, пошли танки, артиллерия, пехота.
    Мы, лыжники, получили задание обогнуть Тихвин с северной стороны и ударить в тыл противника. Трое суток днем и ночью шли бойцы нашего особого батальона лесами почти без продовольствия, с непрестанными боями. И все же приказ командования был выполнен – Тихвин взят. В боях за город немцы потеряли 21 тысячу человек, много было пленных. В нашем же батальоне потерь почти не было.
    В апреле 1942 года готовилась большая операция на шоссейном тракте, ведущем от Петрозаводска до Ленинграда, хотя Петрозаводск и был занят противником. Нашему батальону была поставлена задача: в стыке двух пехотных полков провести разведку боем, углубиться на территорию противника, разделившись на группы, взорвать мост через Свирь и склад с боеприпасами, а затем уничтожить штаб противника, захватив деревушку, где он размещался.
    Командование группой, которая должна была взорвать мост, было доверено мне. Пробравшись к месту до рассвета, разведали подходы, узнали расположение охраны, проследили время и смены часовых. И вот атака. Палатки с охраной мы забросали противотанковыми гранатами, снайперы сняли часовых, а взрывники заложили динамит. Выполнив приказ, мы без потерь стали отходить к штабной деревушке. И вот здесь-то завязался ожесточенный бой, в котором мы потеряли пять бойцов.
    Выяснилось, что группа, которой приказывалось уничтожить штаб противника, попала на минное поле, понесла потери и преждевременно обнаружила себя. Соединившись с ними, мы стали отходить. Немцы преследовали нас трое суток. К рассвету четвертого дня мы оказались без продовольствия, почти без боеприпасов.
    И вот здесь-то наши радисты приняли приказ: «Немедленно пробиваться в определенном направлении в расположение своих частей».
    Отступали весь день, и когда до передовой оставались буквально считанные километры, по батальону неожиданно ударила фашистская батарея. Огонь с близкого расстояния был губительным. Наши потери были огромны. И все же мы сумели пробиться к своим и вынести раненых.
    Не успели мы отдохнуть, как остатки нашего батальона в количестве 96 бойцов снова перебросили – прикрывать отход пехотных частей. Бой был ожесточенным. Нас расстреливали с самолетов, из орудий и минометов, однако разведчики продержались до утра, до подхода помощи.
    В этом бою я был ранен и уже в госпитале узнал, что правительство наградило меня орденом Красной Звезды.
    А. АТРОЩЕНКО,
    старший лейтенант в отставке
    4 марта 1975 года

    Рубрики:

    Номер:

  • распечатать
  • отправить другу
  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить
Топ статей

Читаемые:

Популярные:

Комментируемые: