• Архив номеров
  • Погода в Абакане:
  • знач. изм.
    EUR USD 24/10 36.18 0.1937
    EUR EUR 24/10 49.58 0.5674

Архив

Последние комментарии

Новые темы форума

Объявления

Партнеры

Вопрос-ответ

Двум другим известным соединениям, которые тоже постоянно участвуют в параде на Красной площади - гвардейскому танковому Кантемировскому и гвардейскому мотострелковому Таманскому, - министр обороны накануне Дня Победы вернул прежнюю структуру и почетные наименования.
Закончился Парад пролетом шести самолетов Су-25, раскрасивших чистое небо над Москвой цветами российского флага. подробнее

Добавить вопрос

Имя
E-mail
Вопрос:
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Отправить

    Колесо истории крутится быстро

    2016.11.24 0
    Колесо истории крутится быстро



    В Соленоозерном было неожиданно студено. Село в 35 километров от Шира, но погодой разнится. Встречающий нас Алексей Кожуховский показал вдаль: «Видишь, между Сундуком и соседней горой коридор, оттуда постоянно дует ветер».
    Колесо истории крутится быстро. В школьные годы, помнится, когда ездили по родному краю, однажды после похода на Ивановские озера на обратном пути заехали в Соленоозерное. Тогда впервые узнали про Ивана Соловьева, увидели дом, где размещался оперативный штаб ЧОНа. В 1922 году здесь был молодой красногвардейский командир Аркадий Голиков, будущий писатель Аркадий Гайдар. Приобщение к знаменитым историческим местам волновало, героика прошлого произвела на нас, ребят, большое впечатление. Но музей казачьего быта тогда еще только создавался. Кожуховские, потомки одного из основателя станицы Форпост организовали его в 1975 году. Дом сохранен полностью в том виде, каким был в старину и представляет собой историю не только одной семьи – всего села. Слышала не раз восторженные отзывы о казачьем старинном доме, да и смотритель музея Алексей Кожуховский не раз приглашал посетить их родовое гнездо. И вот я здесь.
    – Прадед начал строить этот дом в 1910 году – сами жили в маленькой избушке напротив – а достроили только в 1926-ом, – через двор ступили на высокое крыльцо. С него, как с вышки, широкий обзор реки Белый Июс и горы Сарат. Мой гид, повозившись с замком, открыл двери. Переступили порог – словно шагнули на сто лет назад.
    – Собирали вещи со всей станицы, – рассказывает Кожуховский. – Большая часть хранилась на чердаках и чуланах. Самый древний экспонат – пики, колюще-рубящее древковое боевое оружие найдено в 30-х годах севернее озера. Ему, деды говорили, около 250 лет. Такими вот пиками казаки были вооружены, когда пришли в эти места.
    В 1714 году Петр I издал указ о взятии под контроль всей добычи соли на территории Российской империи. И на озеро Тус, в те времена – Минусинское самосадочное озеро, прибыл отряд казаков для охраны добычи соли и сопровождения обозов. В этом отряде был и наш предок – Кожуховский. Соль вывозилась в Новоселово, где находился соляной завод, оттуда – по Енисею в Красноярск и до Томска сухопутным путем.
    Казачьи наряды не только стерегли озеро, но и ездили по ближайшим улусам – Усть-Фыркал, Попушин, Кобяково, где-то рядом был улус Коков – в целях охраны общественного порядка. Во время царствования Николая II казаки исполняли губернские функции, были в красноярской сотне, служили в денщиках. Караулили станичники и золотые прииски золотопромышленника Константина Иваницкого.
    – Откуда пришли казаки?
    – Из Красноярского гарнизона, часть казаков из Новоселовского района, всего их было около 80 человек. Казачьи посты расположились с двух сторон соленого озера. На левом берегу был выстроен барак, а для офицеров три домика. Вскоре, приблизительно в 1720 году, стали обустраиваться на берегу Белого Июса, привозили семьи, некоторые брали в жены местных девок. Особенно славились своей красотой девушки из рода Котюшевых. Основателями станицы Форпост были семьи Кожуховских, Катцыных, Василовских, Ошаровых, Рассказчиковых, Буданцевых, Мезгиревых и Айкановых. Состояло село из 15 дворов, здесь же были две торговые лавки, управа и молельный дом. Казаки занимались скотоводством: держали лошадей, крупнорогатый скот, овец. Со времен службы на приисках появились крепкие дома, надворные постройки - амбары из рубленного леса. В дореволюционных семьях было от 5 до 10 человек. Уже к 1913 году в деревне насчитывалось 124 двора, население составляло 378 человек. До 1930 года род Василовских насчитывал 24 семьи, род Кожуховских – 18 семей, род Катцыных и Терских по 14 семей. Как говорят старики, до 36 года в деревне жили одни старожилы, казаки и хакасы – чужих не было. Большое зеркало в резной раме, как картина, отражает многоцветие убранства горницы. На окнах белые рефеченые шторы, стены украшают многочисленные вышивки, выполненные в 50-х годах женщинами из рода Кожуховских: Анной Алексеевной Секацкой, Валентиной Ивановной Терсковой. Шелковая шаль из 1869 года, передана невестке Марии в 1902 году.
    – Четыре поколения вышли из этого дома. Хозяин Алексей Александрович – казак Енисейского казачьего войска – родился в 1878 году, скончался от сыпного тифа в 1922-ом, его жена – Мария Денисовна – на три года младше мужа, прожила до 1957 года. Семь сыновей и дочь Анна у прадедов. Вторым родился Андрей – мой дед, – продолжает знакомить Алексей Кожуховский. Имя, оказывается, у него родовое, передается из поколения в поколение. – Мария Денисовна, умирая, завещала не продавать дом и собираться здесь в ее день рождения. Вот и предложил младший Константин организовать здесь казачий музей в память предков. И 12 июля, поначалу, каждый год происходили встречи рода Кожуховских.
    Сколько сейчас потомков этого рода, ответить невозможно. Широко разветвился казацкий дуб. Родословное древо, если составить его полностью, огромным станет.
    Рассматриваю казачье обмундирование: гимнастерка из сурового сукна, штаны с лампасами, папаха. Экспонаты в этом музее разрешают не только потрогать, но и облачиться, чтоб сфотографироваться.
    Подходим к швейной машинке «Зингер» – 1871 года выпуска, можно даже сапоги тачать. В 1902 году хозяйкой дома получена в качестве свадебного подарка, до сих пор в рабочем состоянии. «Можно пошить», – предлагает собеседник.
    – Патефон Ленгорпромсовета, изготовленный артелью «Граммофон». Включить? – поставив пластинку на 78 оборотов, Алексей начал крутить ручку. Сквозь шипенье и треск послышалась музыка. Представили, каким чудом был тогда этот музыкальный аппарат.
    Музей в Соленоозерном живой, интерактивный. Можно даже залезть на крышу через лестницу в чулане. Там, на полочках еще достаточно много разных вещей, которые ждут размещения. Дом богат раритетами. Сдувая пыль, правда, уже не вековую, стали разбирать предметы. Чего тут только нет! Все любопытно и требует досконального осмотра. И я допытываюсь о каждом. Ключ – сто лет ему, как и молотку, навесу на ворота; здесь же гири старинных весов, щетка для расчесывания конопли, точильный брусок. Гвозди есть – строительный и для подков. Висят кайло, ножницы, совок, поварешка… утюги, медный умывальник, берестяной туес, веретено. На полу самопряха, весы, корыто, бочонки, ухват, лопата для выпечки хлеба.
    – А это лейный станок. Прадед занимался изготовлением свечей – сальных, восковых.
    – А это что? – обрадовалась, как доброй старой знакомой, увидев вафельницу с длинными ручками.
    Открываем – выпечка в такой форме была поистине ажурной. За сто лет кухонная утварь не изменилась, ручки только меньше стали, ведь не в печь сажать. Интересно познакомиться с прародительницей своей кулинарной помощницы. Вчера только ей пользовалась, оказывается, больше века назад хозяйки орудовали такими же возле печи.
    Многие казаки совмещали ремесла с земледелием. Поэтому неудивительно среди предметов быта увидеть ремесленные инструменты. Колодка для пошива бродней (сапог), зажим-тисы для шорносапожного производства: «В 1925 году он применялся при обновлении конской сбруи. Откуда появился в хозяйстве прадеда – неизвестно, давность существования установить пока не удалось. Предположительно, инструменту не менее 200 лет».
    – А вот еще оружие, – и мы подошли к следующему экспонату.
    – А вот еще оружие, – Алексей вертит в руках штык – четырехгранник винтовки Мосина. – С этой трехлинейкой казаки воевали в Первую мировую, во время Гражданской.
    Кружа по комнате, подходим к столу на резных ножках. «Все вещи куплены в местной лавке в начале 20 века», – рассматриваем клеймо с николаевским орлом на посуде. Здесь же конфетницы, самовар, из которого Аграфена Кожуховская поила чаем Аркадия Голикова-Гайдара.
    «Из зажиточной семьи – родной дядька по матери купец Катцын – Аграфена жила отдельно от родителей, своей семьи, мужа не имела. Очень грамотной была, читала много книг, слыла свободомыслящей, активно выступала против старых порядков. В общем, можно сказать, женщина – «эмансипэ», – рассказывает о своей родственнице экскурсовод. – Аграфена очень хорошо шила, в ее доме останавливались красноярские модистки, видать, от них и научилась. У нее постоянно было много разного люда, в том числе – занимающиеся политикой. Здесь первыми узнавали о событиях, что происходили в России. Вот в ее доме, он находился напротив штаба ЧОНа и сейчас не сохранился, и квартировал Аркадий Голиков».
    В многочисленных альбомах музея, на стенах очень много фотографий, портреты. Более чем вековой давности, они удивительно хорошо сохранились. Практически все снимки подлинные, лишь немного перефотографированных. На одной из них вижу группу людей. «Иван Соловьев, Янгулов, Ямандыков, Итыгин, Никитин, Шумов – на крыльце дома Иваницкого в Чебаках. Первый день переговоров». Иван Соловьев погиб в мае 1924 года, значит, фотография этого года.
    А вот снимки, сделанные в фотосалонах Красноярска. 1901 год. Губернские казаки Василовский Е.А., Терских А.Г., Кожуховский А.А. .Снимки 1912 – 1914 годов. Служилые люди в казацкой форме – красивые, статные. Снимок 1918 года: «В период восстания чехословакского корпуса и появления в Сибири власти Колчака в Красноярске состоялось совещание совета казачьих верхов». На нем присутствовали казаки из Форпоста. После совещания два станичника домой не вернулись.
    Оформленные стенды – как слепок истории страны.
    «Период Гражданской войны и становление Советской власти». О противостоянии между теми, кто в 20-х годах прошлого века устанавливал власть Советов на местах, и теми, кто воевал под знаменами «За Веру, Царя и Отечество». Личности, сделавшие Форпост знаменитыми: унтер-офицер колчаковской армии Иван Соловьев, ставший атаманом белого партизанского отряда. Ему противостоял (пусть и совсем недолго) молодой командир Аркадий Голиков, которому хакасы дали прозвище «Хайдар».
    «Передовики первых пятилеток». В группе делегатов Хакасского областного съезда Советов 10 февраля 1931 г. Иван Александрович Кожуховский, он же председатель сельсовета деревни Форпост 1929-30 годов. Первые ветврач, коневод, овцевод, учителя, колхозная библиотека, отряд ОСОАВИАХИМа из колхоза им. Буденного на смотре 1935 года в Шира.
    «Жертвы сталинизма». Александр Александрович Кожуховский – расстрелян в 1937-ом. На снимке 1935-го ударники полей колхоза Буденного – арестованы в 37-ом. В списке репрессированных 45 человек, семь Кожуховских. Время зло перетасовало судьбы людей.
    На улице в лицо снова хлестнул ветер. Впереди длинный путь – улица Гайдара тянется вдоль Июса чуть не два километра – и мы зашли погреться к дядьке. Владилен Андреевич Кожуховский дома был один. Жена уехала в Июсскую больницу. Супруга выкарабкалась после инсульта, вопреки врачебному приговору, теперь для поддержки ежегодно нужны капельницы. Горюет: «Худо нам, старикам, детям без медицинской помощи. Была фельдшер: уколы, капельницы ставила на дому. А теперь деревня осталась без медика. Кому нужно, тот в соседнее Целинное, в Июс ездят. А если старуха, да еще одинокая, – куда она поедет?»
    Вот оно – колесо истории – будто в прошлое крутанулось!
    Владилен Кожуховский – в свое время знатный чабан совхоза, его отары были в 43 тысячи овец. Передовик района имеет два Ордена Трудовой степени. Шел на третий, и тут наступила перестройка. Но наш разговор уводит в другое время. Рассказывая о старине, Владилен Андреевич приводит воспоминания отца. Как на озере добывали соль, возили ее в Минусинск обменивать на хлеб, как строили дома. Казаки рубили лиственницу за 30-40 км, морили в воде, болоте, потом возили на конях по два бревна. Дома крепкие – строили основательно, своими руками, без всяких механизмов. И труд этот был тяжелый. «Потолок, пол – все из бревен, досок не было. А бревна – топор не берет, распиливали напополам продольной пилой».
    – У отца спрашивал, – рассказывает, – когда же лучше: сейчас или в старые времена? Он еще не привык к колхозу тогда: нет, отвечает, единолично лучше. В колхозе тяжело было крестьянину, денег не знали, на трудоднях. А как в совхоз организовались, трактора, другая техника облегчили труд, деньги стали давать, признался: как сейчас не жить! Считай, ничего не делаешь – зарплату получаешь.
    – А как вы оцениваете время? – поинтересовалась.
    – Мое счастье: за свою жизнь я увидел все. Ведь ни радио, ни электричества, никакой техники не было. Сейчас пешком никто не ходит, все на машинах. Человек в космос полетел! Никогда не думал, что может быть такое. Что в стране, в мире происходит – смотришь по телевизору, интересуешься, хочется знать, где и как живут люди. А раньше ничего не знали, как в глухой тайге.
    Отогревшись в теплой беседе, мы с Алексеем двинулись по улице дальше. Июс здесь совсем близко подступает к домам. Глава сельсовета Виктор Куру зорко следит за рекой, что подтачивает берега, вовремя производит отсыпку. Дороги заасфальтированы. Хвалят своего главу мужики: «Толковый, добросовестный, занимается не говорильней, а делами».
    Вот местная достопримечательность: на табличке дома имя Гайдара – здесь располагался штаб ЧОНа. Подошли к большой, с заколоченными окнами, избе. Половина дома была жилой, полдома занимала лавка самого богатого до 1917 года купца Катцына. В ней практически все: мануфактура, ткани, мука, рыба. «Сюда частенько наведывался золотопромышленник Иваницкий: вместе охотились, в карты играли. Тот хвастался все своей меткостью – и на спор как-то с крыши, со ста шагов стрельнул в трубку хакаса, что проходил мимо».
    Заглянули через проемы окон, в подвальное помещение, где, по слухам, есть подземный ход длиной в 15 метров, теперь заваленный.
    Побывали на погосте. На могиле И.Н. Соловьёва и его товарищей высится крест, установленный в сентябре 1999 года казаками Енисейского казачьего войска. На сельском кладбище очень много надгробий с немецкими фамилиями. С 1936-го года состав населения деревни резко изменился. В Соленоозерное стали прибывать переселенцы с Волги, Оки. В 41-ом привезли немцев с Поволжья. Начался другой виток истории села. Но это – отдельная, очень большая, интересная тема.
    Познакомилась я в этот день с еще одним Кожуховским. Отец Алексея Георгий Андреевич знает писательское дело не понаслышке. В свое время он был активным внештатным корреспондентом районной газеты, в 1968 году в «Знамени коммунизма» вышел его очерк «Станичники». Работая над очерком, перерыл множество материалов абаканского, минусинского архивов, расспросил и записал воспоминания старых казаков.
    В его блокноте эпизод, как в 1912 году приезжал в станицу красноярский губернатор Крафт. Узнала также, что станица Форпост, ее называли еще Фарпус, была бойким местом. «При Николае II здесь такие ярмарки с конными бегами проходили, что давали 45 тысяч доходу».
    Казацкие семьи большие – от пяти до десяти человек. Жили дружно, дети воспитывались в строгости, все трудились и каждый знал свое дело. Воинское дело было основным занятием. Казаки – люди служивые. Шесть лет срочной службы и 20 лет в запасе: год дома, год на сборах. Военные сборы, стрельбище, рассказывали старики, проходили и за селом, на окраине.
    «Место, где всей станицей провожали в армию, называется Казачья горка, – поведали Кожуховские. – Последней, по обычаю, провожала жена. Казачка бралась за левое стремя седла и с километр сопровождала мужа».
    А за окном видна гора Тарпиг. По архивным данным, в 1641 году в Киргизскую землицу был отправлен казацкий отряд, возглавил поход атаман Яков Тухачевский. Но казаки тогда не закрепились здесь, их острог был сожжен. Услышала предположение, что он был построен на Фыркале. Когда казаки отступали, произошел жестокий бой под горой. Не тут ли развернулось сражение? Многочисленные курганы у крепости – Све Тарпиг – свидетельствуют о прошедших баталиях.
    Наша земля полна тайн и исторических загадок. Сменяются века, и ветер перемен, казалось, навсегда уносит все, что было. Но приходит время, и имена возвращаются. История как спираль, крутится быстро, и вовлекает нас.
    Любовь ТАРАРИНА

    Рубрики:

    Номер:

  • распечатать
  • отправить другу
  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить
Топ статей

Читаемые:

Популярные:

Комментируемые:

Новости

Фотогалерея

Каталог предприятий

    раскрыть списокскрыть список

    Голосование

    Кто выйдет в финал лиги чемпионов?


    Письма читателей

    Все письма