• Архив номеров
  • Погода в Абакане:
  • знач. изм.
    EUR USD 25/10 36.18 0.1937
    EUR EUR 25/10 49.58 0.5674

Архив

Последние комментарии

Новые темы форума

Объявления

Партнеры

Вопрос-ответ

Двум другим известным соединениям, которые тоже постоянно участвуют в параде на Красной площади - гвардейскому танковому Кантемировскому и гвардейскому мотострелковому Таманскому, - министр обороны накануне Дня Победы вернул прежнюю структуру и почетные наименования.
Закончился Парад пролетом шести самолетов Су-25, раскрасивших чистое небо над Москвой цветами российского флага. подробнее

Добавить вопрос

Имя
E-mail
Вопрос:
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Отправить

    Изгнанники на станции Шира

    2015.11.26 0
    Изгнанники на станции Шира

    Валентин Букреев, директор Любинского районного историко-краеведческого музея им. И.С. Коровкина, побывал в селе Шира осенью 1996 года, когда возил любинских школьников на знаменитое озеро Шира. В письме, адресованном районной газете, он поделился бесценными сведениями о калмыках, депортированных в село Шира в 1943 году, в частности об одном из представителей этого народа Алексее Убушиеве.
    «Много лет поддерживаю связи с общественностью Калмыкии. Доцент Калмыцкого государственного университета Юлий Очирович Оглаев прислал мне большую книгу «Мы – из высланных навечно. Воспоминания депортированных калмыков (1943-1957гг.)», Элиста 2003. Маленький стопятидесятитысячный народ по ложным обвинениям был выселен в разные уголки Сибири, как оказалось, на тринадцать лет и тринадцать дней.
    В числе многих в издании напечатаны воспоминания Алексея Кекеевича Убушиева «Последствия репрессий сказываются поныне».

    Чёрные дни депортации
    В чёрный день калмыцкого народа 28 декабря 1943 года Алексей жил с родителями в хотоне Булунг Приволжского района Калмыкии. В настоящее время это Енотаевский район Астраханской области. Отец – Кекя Шарюогенович Убушиев умер в 1944 году в Красноярском крае. Мать – Дуня Дельдиновна прожила в ссылке всего четыре года и в 1948 году умерла на станции Шира. Брат, Харлаев Бевя Басангович, инвалид Великой Отечественной войны едва сумел пережить Сибирь, умер в родных краях вскоре после возвращения. Алексей Убушиев, последний двенадцатый сын у матери, был выслан в четырнадцатилетнем возрасте и остался совсем один.
    14 января 1944 года эшелон с депортированными калмыками прибыл в Красноярск. Потом изгнанники прибыли на станцию Злобино. Их разместили в школе. В каждом классе, оборудованном двухъярусными нарами, помещалось по сорок человек. В течение двух месяцев прибывших разбирали по разным сёлам. Здесь Убушаевых нашёл дядя Алексея Салдыс Дельдинович Петров. Семья переехала в село Балахтон Козульского района Красноярского края. Там прожили всего полгода.
    После этого переехали в Хакасию. Обосновались в Ширинском районе где жило много земляков. Там и оставались до самой реабилитации. Дядя и брат Алексея работали. Алексей продолжил прерванную учёбу, тут и закончил восемь классов.
    Учёба на станции Шира
    По его воспоминаниям, образование в школе, особенно в 1945-1946 годах было кошмарным. Собственно условий для нормальной учёбы не было. Школа плохо отапливалась, окна и двери были заколочены. В классах замерзали чернила. На уроках сидели в валенках, пальто, шапках и рукавицах. Головы в борьбе со вшами каждый месяц стригли наголо. Не было учебников, тетради сшивали из газет, чернила делали из паровозной сажи. К тому же в сентябре-октябре ученики работали на уборке урожая. Первой четверти, как таковой, не бывало, поэтому остальные перегружались.
    Уже с восьмого класса надо было платить за учёбу 150 рублей. Для бедных и нищих это было тягостно. Поэтому после 8 класса Алексей поступил в техникум.
    Вначале жизнь осложнял языковой барьер. На родине Алексей учился на калмыцком языке, очень плохо владел русским. Оказавшись в русской школе, он говорил, например, «поезд пришла» и на первых порах был в классе посмешищем. Но с помощью друзей Гоши Мерзлякова, Толи Шлычкова и Коли Максимука Алексей быстро освоил русский язык и уже в 7 классе стал самым грамотным учеником.
    Школьные друзья помогали ему не только в преодолении языкового барьера, но и подкармливали, поддерживали во всём.
    Хотя Алексей рано осиротел, у него были заботливые дядя и брат, которые дали возможность не только выжить, но и выучиться в школе, техникуме.
    Алексей пишет о благородстве сибиряков: русских, хакасов, казахов, украинцев и других, населявших тогда сибирскую землю. Без их помощи и поддержки калмыкам пережить в этих суровых краях голод, холод и унижения властей было бы куда труднее.
    По прибытии в Сибирь отдельные люди, особенно в сёлах, приняли калмыков враждебно, с опаской. Тому была причина – власть объявила спецпереселенцев предателями Родины, врагами народа. Но народ мудр и быстро разобрался, кто есть кто. Сибиряки, в большинстве своём, приняли калмыков с сочувствием и состраданием. Помогали, чем могли. Калмыки не замыкались в своём горе, быстро приобщились к многонациональной семье народов и отвечали сибирякам взаимностью.
    Решив поступить в Шушенский сельскохозяйственный техникум, Алексей обратился в Красноярскую краевую спецкомендатуру и получил категорический отказ на учебу в Шушенском. Положение казалось безвыходным, все надежды рухнули. В этот критический момент ширинский спецкомендант, по словам Алексея, единственный в своём роде, добрейший человек, уговорил прибывшего в район представителя Хакасской областной спецкомендатуры и, на свой страх и риск, выдал разрешение на выезд в Шушенский район. Алексей Убушиев закончил техникум на «отлично» и получил право безэкзаменационного поступления в любой вуз.
    Для продолжения учёбы решил поступать в Томский государственный университет, поэтому снова написал заявление в краевую спецкомендатуру для получения разрешения на выезд. Получил отказ, и это было только начало. Поскольку в Красноярском крае не было высшего сельскохозяйственного вуза, он и в последующие годы продолжал добиваться разрешения. Но комендатура с прежней настойчивостью отказывала в выезде в соседние области. Это продолжалось целых пять лет.
    Работа в хозяйствах
    Ширинского района
    Убушиев не терял времени даром, годы работы стали его жизненным университетом. Он трудился в Ширинском районе агроном совхоза, МТС, колхоза, стал целинником. Везде Алексей чувствовал поддержку добрых людей в жизни, работе, их доверие и надежды. Всего год он отработал агрономом совхоза «Озёрный». С первого дня главный агроном Иван Матвеевич Попов вёл Алексея по-отцовски. Попов не только давал советы, по ежедневным, текущим делам, но и наставлял на новаторский путь, проявлял заботу о житье-бытье.
    В 1953 году по решению райкома комсомола А.К. Убушиев был переведён агрономом Ширинской машинно-тракторной станции. Там главным агрономом была Валентина Семёновна Турунцева, обаятельная женщина, окружившая Алексея материнской заботой.
    К сожалению, решением ЦК КПСС и Совета Министров СССР институт агрономов и зоотехников в МТС был упразднён. Специалистов передали в штаты хозяйств. Так Алексей стал старшим агрономом колхоза «Путь к коммунизму». Председателем был Николай Матвеевич Капчегашев, мудрый, энергичный организатор, искренний, добрый человек. Убушиеву было приятно работать под его руководством.
    Освоение целины
    Последний год жизни в Сибири А.К. Убушиев работал управляющим целинного совхоза «Ширинский». Здесь был широкий диапазон деятельности – всё создавалось на новом месте – осваивали технику, пахали, растили хлеб, развивали животноводческие фермы, строили и благоустраивали сёла. Только отделение, которое возглавлял Алексей, освоило и засеяло более 18 тысяч га. содержало 7 тыс. овец и 240 коров. Директором совхоза был «тридцатитысячник», один из ближайших соратников знаменитого партизанского вождя Ковпака, Герой Советского Союза, полковник в отставке Василий Тимофеевич Шипун. Вот здесь необходимо сделать отступление. В моей библиотеке есть огромный двухтомный справочник «Герои Советского Союза». Сведений о В. Т. Шипуне в нём нет. За много лет, видимо, в памяти Алексея произошли искажения. В Интернете, в материалах об освоении целины в Ширинском районе упоминается Щипун Иван Васильевич, но и о нём, как Герое Советского Союза нет информации. Может, читатели прояснят, о ком идёт речь.
    Далее будем писать, как помнил Алексей. В.Т. Шипун был талантливый организатор, доброй души человек, всегда готовый помочь любому. Однажды Алексей, будучи на дальних участках, опоздал прибыть в комендатуру в установленный час. За это участковый комендант объявил, что Убушиев должен отсидеть 15 суток в КПЗ. Узнав об этом, Шипун немедленно пригласил коменданта к себе и устроил – головомойку. После этого комендант сам искал Алексея, чтобы получить его подпись.
    И ещё один случай. На Хакасское областное совещание работников сельского хозяйства пригласили директора и одного из работников совхоза. Совещание наметили в Абакане. Шипун предупредил Убушиева о совместной поездке на совещание. «Ты, управляющий, тоже должен видеть белый свет». Алексей ответил, что не сможет выехать за пределы района без разрешения комендатуры. Шипун тут же пригласил коменданта и скомандовал выдать Алексею разрешение. Тот объяснил, что без разрешения начальника райспецкомендатуры не решит этот вопрос. Шипун: «С твоим районным руководством мелочиться по такому делу не стану. Скажи им, что просил Шипун, и завтра бумага должна быть у меня. Ясно? Тебе же работать надо».
    Пожалуй, самое большое доверие было оказано Алексею, когда его избрали секретарём комитета ВЛКСМ совхоза «Тюиский», где работало 460 комсомольцев и всего человек тридцать среднего возраста. Это был совхоз-гигант, от него затем отпочковались три новых хозяйства. Комсомольцы-целинники совхоза «Тюиский» за два года подняли 56тыс. га целины, собрали урожай с 52 тыс. га, сдали государству более 3 миллионов пудов зерна. Комсомольцы прибыли сюда из всех регионов СССР. Ссыльному калмыку доверили возглавлять такую большую комсомольскую организацию.
    Следующая встреча с целиной и целинниками состоялась у А.К. Убушиева в апреле 1984 года. Он был приглашён на торжества, посвящённые 30-летию начала освоения целинных земель. Алексею вручили медаль «За освоение целинных земель», которой он был награждён ещё в 1957 году, но не успел получить. Награда нашла кавалера спустя 27 лет.
    Встречи на станции Шира
    Алексей вспоминал, что в условиях спецпоселения и режима ограничений калмыки очень много потеряли, особенно молодёжь. Разбросанные по всей Сибири не имели возможности встречаться и общаться с соплеменниками. В Ширинской средней школе, например, было всего два калмыка – Алексей Убушиев и Василий Менкенов. Во всех хозяйствах, где работал Алексей, в техникуме он был единственным калмыком.
    Только в последние два-три года ссылки на станции Шира собралось около десятка калмыков. Местом отдыха была комната в полтора десятка квадратных метров. В ней танцевали «под губу», играли, пели песни, декламировали стихи и лакомились картошкой. Были безмерно рады таким встречам...


    Валентин Букреев,
    директор Любинского районного
    историко-краеведческого музея им. И. С. Коровкина

    Рубрики:

    Номер:

  • распечатать
  • отправить другу
  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить
Топ статей

Читаемые:

Популярные:

Комментируемые:

Анонс

Новости

Фотогалерея

Каталог предприятий

    раскрыть списокскрыть список

    Письма читателей